рус | eng
Уникальный интерьерный ювелирный комплект «Шахматы. 1812 год» посвящен 200-летию Отечественной войны 1812 года. Фигуры, имеющие портретное сходство с реальными историческими персонажами, выполнены из золота и серебра, декорированы бриллиантами и сапфирами. Воспроизведены мельчайшие детали амуниции и наград.
Композиции этого направления достойно продолжают давние традиции русского ювелирного искусства. Еще Потемкин дарил Екатерине II букеты из драгоценных камней в хрустальных вазочках. Миниатюрные букеты поразительно точно передают натуру и обладают удивительным свойством «оживать» в лучах света.
Эти работы притягивают взгляд точной передачей зрелых и сочных форм. Яблоко и виноград всегда были символами блаженства, любви и познания. Руки наших мастеров заставляют ожить в камне простые веточки смородины и черники, делая их не просто украшением интерьера, но знаковыми событиями нашей духовной жизни
Традиции изготовления из камня резных фигурок зверей и птиц были заложены блестящими отечественными камнерезами еще в дореволюционной России. Наши мастера продолжают и развивают эти традиции, делая образы животных выразительными и характерными, напоминающими человеческие типы и характеры.
Среди наших работ есть место и персонажам русских сказок, современным сюжетам. Эти фигурки самобытны, их хочется рассматривать снова и снова, удивляясь поразительному умению мастеров «вытащить» из камня его пластические и декоративные свойства и максимально использовать их в работе.
Миниатюры из драгоценных металлов и камней, часто декорированные эмалью, являлись предметом страстного коллекционирования на рубеже XIX – XX веков. Сегодня интерес к таким «безделушкам» возродился, и наши мастера уделяют их созданию большое внимание, несмотря на чрезвычайную трудоемкость и сложность в исполнении.
Думается, даже неискушенный в ювелирном деле человек сможет оценить нашу коллекцию миниатюрной интерьерной пластики и аксессуаров. Получите наслаждение от потрясающей красоты природного камня, подчеркнутой благородными металлами и драгоценными камнями и признайте уникальность работы наших мастеров.
О нас - Новости - Отзывы - Партнерам - Контакты

Отзывы

Виктор АНФИЛАТОВ
Главный специалист
Искусствовед Музея-заповедника «Бородинское поле»
Заслуженный работник культуры Российской Федерации

Подробнее

ШАХМАТЫ. 1812 ГОД

Приближающийся юбилей – 200-летие Отечественной войны 1812 года – вызывает в обществе повышенный интерес к великой эпопее, к ее событиям и героям. Музейным и научным сообществом проводятся тематические выставки и конференции, издаются новые книги. В стране растет число клубов военно-исторической реконструкции. Указ Президента Российской Федерации о праздновании победы России в Отечественной войне 1812 года – еще одно тому свидетельство. Традиции празднования победы в войне 1812 года сложились еще в прошедшие столетия. С особым размахом торжества проходили в 1839 и 1912 годах, а в советское время – в 1962 и 1987 годах, что свидетельствует о неиссякаемом интересе к событиям и судьбам людей эпохи «славы и величия», к грозному и романтическому «двенадцатому году».

В прошлом многие мастера декоративно-прикладного искусства в своих работах использовали темы, посвященные периоду наполеоновских войн. В разных стилях, в соответствии со вкусами общества, художники украшали портретами героев и батальными сценами предметы быта из фарфора, фаянса, стекла, металла, дерева, ткани. Ювелиры делали медальоны, броши, браслеты, перстни, плакетки, шкатулки с изображениями военных атрибутов, воинских регалий, геральдических композиций; во множестве изготавливали фигурки воинов и многофигурные композиции. Некоторые из них представлены в экспозиции Музея-заповедника «Бородинское поле».

Сюжеты на эти темы в работах ювелиров – наших современников, встречаются гораздо реже, чем в произведениях предшественников. Тем приятнее отметить, что Санкт-Петербургский Ювелирный дом «Анна Нова» в своем проекте обратился непосредственно к героям «незабвенного двенадцатого года». Речь идет об уникальном комплекте шахмат, фигурки которых представляют воинов русской и наполеоновской армий времени Отечественной войны 1812 года – солдат, генералов и императоров.

Замысел проекта возник около трех лет назад. Для его реализации были необходимы не только драгоценные металлы и камни, совершенное знание военного костюма, амуниции и оружия того времени, но и достоверный иконографический материал. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник предоставил Ювелирному дому «Анна Нова» тридцать три графических портрета шестнадцати военных деятелей. Это – гравюры и литографии, исполненные в первой четверти XIX века известными русскими и зарубежными мастерами эстампа с прижизненных изображений полководцев. Среди них портреты П. И. Багратиона, М. Б. Барклая-де-Толли, М. И. Голенищева-Кутузова, М. И. Платова и А. И. Кутайсова, выполненные придворным гравером С. Карделли; портреты А. Э. Мортье и Ю. А. Понятовского, литографированные известным французским мастером Ф. Дельпешем. В иконографии М. И. Голенищева-Кутузова высокими художественными достоинствами выделяются портреты, гравированные итальянцем Ф. Вендрамини по рисунку Л. де Сент-Обена и англичанином Д. Годби по оригиналу Р. М. Волкова. Из обширной иконографии Наполеона, наряду с другими, был выбран портрет, гравированный с оригинала, выполненного придворным художником императрицы Жозефины Ж.-Б. Изабе, учеником великого Ж.-Л. Давида. Для исполнения шахматной фигуры Александра I были привлечены четыре портрета императора. В их числе – гравированный по оригиналу, созданному знаменитым немецким художником Ф. Крюгером, из Военной галереи Зимнего дворца, а также написанный и гравированный английским мастером Г. Мейером во время пребывания Александра I в Лондоне в 1814 году.

Мастера Ювелирного дома «Анна Нова» добились поразительных результатов. Портреты шахматных фигур не только узнаваемы, но и полны экспрессии. Любое лицо имеет собственное выражение. Вот сдержанный в чувствах М. Б. Барклай-де-Толли, уверенный в себе, экстравагантный И. Мюрат, задумчивый в самоуглубленности Александр I, спокойный и невозмутимый Наполеон. Каждый герой имеет свой характер, что отражено не только в его лице, но и в позе, и в жесте. Обилие разнообразных материалов, использованных при изготовлении фигур, делает общую картину весьма живописной, но удивительно деликатной. Серебро, золото, бриллианты, рубины, сапфиры в сочетании с цветной горячей эмалью, яшмой и лазуритом на фоне черно-белых нефритовых квадратов шахматной доски создают необыкновенный эффект парадности и величия.

Шахматные фигуры можно отнести к жанру мелкой пластики, но слово «мелкая» будет здесь не совсем подходящим. Фигурки воинов, несмотря на их миниатюрность, выглядят вполне монументально. Как историк, хочу отметить очевидное стремление авторов проекта к максимальной исторической достоверности, к скрупулезности тончайшей работы над элементами обмундирования, вооружения и снаряжения. При создании фигурок было продемонстрировано высочайшее ювелирное мастерство, которое особенно проявилось в изготовлении съемных деталей и элементов униформы. Так, холодное оружие (от аутентичного до аналогов) вынимается из ножен, колесики на шпорах вращаются, подзорную трубу можно взять из рук Кутузова… А когда через увеличительное стекло читаешь девизы на орденских звездах или рассматриваешь находящуюся в руках Александра I карту с позициями обеих армий при Бородине, невольно вспоминается искусство лесковского Левши. Конечно, говорить о документально точном воспроизведении униформы и амуниции, оставаясь при этом в рамках жанра, нельзя, ведь это художественное произведение, декоративность которого наряду с выразительностью образов поражает и восхищает.

Бесспорно, проект «Шахматы. 1812 год» Ювелирного дома «Анна Нова» уникален. Это – новое слово в современном российском ювелирном искусстве, шедевр, достойный быть в коллекции одного из крупнейших музейных собраний нашей страны.

Татьяна МУНТЯН
Cтарший научный сотрудник
Хранитель коллекций русских ювелирных фирм Музеев Московского Кремля

Подробнее

Тема Отечественной войны 1812 года на протяжении почти двухсот лет постоянно привлекает внимание писателей, художников, композиторов, кинематографистов и, конечно, мастеров декоративно-прикладного искусства. Видимо, драматизм эпохи и неординарность личностей позволяют художникам находить в них и новый смысл, и новые краски.

В творчестве российских ювелиров, камнерезов и бронзовщиков прошлого военная тематика находила самое разнообразное воплощение. Большой популярностью у заказчиков пользовались фигуры солдат в формах различных полков. Миниатюрных солдатиков правители России собирали еще в XVIII веке: известны фарфоровые коллекции Петра III и Павла I. Николай I и Александр II предпочитали небольшие бронзовые фигуры, сделанные Иваном Ковшенковым на военные и исторические темы. Он отливал фигуры по специальному заказу императоров, предоставляя на высочайшее рассмотрение каждый новый проект. Фигуры Ковшенкова стояли и в кабинете Александра III, и в других комнатах Зимнего дворца.

Придворный ювелир Карл Фаберже продолжил давнюю традицию, только стал создавать фигуры военных из разных камней в технике объемной мозаики, с золотыми и серебряными деталями, чернью и эмалью. Заказчиком большинства из них выступал император Николай II. Особым направлением в творчестве Фаберже были литые фигуры из серебра, как отдельные скульптуры, так и украшения гвардейских заказов: шкатулок, часов, канделябров. Военная атрибутика выполнялась мастерами фирмы очень тщательно, так как по свидетельству журнала «Столица и усадьба» за 1914 год, эти статуэтки в военных формах, выполненные по заказу императора, «будут храниться в архивах, как наиболее прочные документы. Это своего рода папирусы, которые в сотни раз долговечнее современной бумаги, истлевающей уже через сто лет». Среди фигурок в формах разных полков есть и конкретные исторические личности, например, камер-казак государыни императрицы Марии Федоровны А. А. Кудинов, состоявший при ней долгие годы.

Мастера и художники фирмы «Анна Нова», продолжая традицию создания фигур воинов из драгоценных металлов и камней, внесли свой, весьма весомый вклад как в эту своеобразную летопись, так и в развитие жанра. Следуя знаменитым предшественникам, современные мастера создали целую галерею «фигур-портретов» реальных участников событий. Они харaктерны и поразительно узнаваемы: Александр I и Наполеон, Кутузов, Даву, Багратион, Мюрат… Портретное сходство с историческими прототипами очевидно. Даже у пешек, солдат без «имени и отчества», лица очень индивидуальны и выразительны. Как и у Фаберже, скульптуры отличаются точностью каждой детали: форма и оружие изображены с иллюзорной достоверностью и ювелирной тонкостью. Ордена в точности соответствуют оригиналам, на них можно прочитать девизы, правда, только в увеличительное стекло. Поражают филигранным исполнением шитье на мундирах, рисунок на карте в руках российского императора, вынимающиеся из ножен сабли и движущиеся курки пистолетов, золотые цепочки-аксельбанты… Мастера точны даже в скрытых от зрителя деталях, например, на обратной стороне сиденья стула Наполеона изображены императорские пчелы. Таких деталей множество на каждой фигурке. При этом обилие подробностей – не самоцель, а лишь художественное средство, воссоздающее конкретный исторический облик персонажа и дух эпохи.

В начале ХХ века русские ювелирные фирмы отметили столетний юбилей победы над Наполеоном созданием разного рода продукции – памятных жетонов, серебряной посуды с датами, шкатулок и портсигаров с эмалевыми и чеканными портретами Александра I и Наполеона. Самым значительным воплощением темы стало великолепное пасхальное яйцо фирмы К. Фаберже, подаренное Николаем II своей матери императрице Марии Федоровне, на Пасху 1912 года. Выполненное в стиле ампир, оно покрыто яркой изумрудной гильоше-эмалью и украшено накладной золотой орнаментацией. Сюрпризом яйца является шестипанельная ширма с изображениями разных подшефных полков вдовствующей императрицы, выполненными акварелью на кости художником-миниатюристом Василием Зуевым.

Спустя почти сто лет только мастера фирмы «Анна Нова» сумели найти для воплощения этой темы достойные художественные решения, технические возможности и изобразительные средства, создав масштабную композицию – блестящий результат коллективного труда художников, скульпторов, ювелиров разных специальностей, камнерезов. Для создания произведения использованы многообразные ювелирные техники: литье, чеканка, гильоше-эмаль, чернь, гравировка, скань. Мастера продемонстрировали филигранную закрепку камней, тонкость монтировки, словом, все те рукотворные приемы, которыми традиционно сильна русская ювелирная школа. Нельзя не упомянуть и уникальную шахматную доску, идеальную поверхность которой образуют сто сорок четыре элемента из нефрита, труднейшего в обработке камня, любимого мастерами фирмы Фаберже за насыщенность тона, вязкость, отсутствие трещин, что позволяло доводить отделку произведений до совершенства. Строгие формы солидной, с драгоценными деталями мебели организуют пространство и приглашают к столу, где на зеркальной нефритовой доске, разделившись на два строя по законам шахматной партии, застыли тридцать две скульптуры. В этой композиции, посвященной войне, нет ни жесткого противостояния, ни столкновения, ни агрессии, хотя современная ювелирная практика дает нам немало примеров противоположного подхода даже к самым, казалось бы, мирным темам. Это, несомненно, авторская позиция создателей проекта.

Художественный объект «Шахматы. 1812 год» подчеркнуто репрезентативен: воображение поражает золото шитья, сверкание орденов, отточенность каждой детали. При этом произведение лишено пафоса, излишней, бьющей через край вычурной роскоши и пестроты, которыми порой грешит современная ювелирная и камнерезная пластика, особенно большие композиции. Комплект создавался более трех лет. Закономерен вопрос: что двигало мастерами в стремлении добиться совершенства? Что заставляло их вновь и вновь возвращаться к тому, что, казалось бы, уже готово? Высочайший уровень требовательности к себе и своему делу, что и есть профессионализм. Карл Фаберже тоже предпочитал порой задержать заказ, чем позволить малейшую небрежность или неточность в работе. Современные мастера творчески осваивают и развивают художественный опыт, сложившийся в среде знаменитой на весь мир санкт-петербургской ювелирной школы.

***

В последние десятилетия резко возрос интерес к произведениям русских ювелиров, в частности, к творчеству Карла Фаберже. Возникло много мастеров и фирм, декларирующих в своих изделиях продолжение традиций великого русского ювелира. Зачастую они идут по пути внешнему, как наиболее зримому и понятному публике. Произведения прошлого они либо копируют целиком, либо воспроизводят отдельные детали или приемы. Мастера фирмы «Анна Нова», учитывая завоевания и достижения прошлого, создали собственное, оригинальное произведение, в котором видна внутренняя, органическая связь с искусством «давно ушедших веков». Можно с полным правом говорить о возрождении жанра ювелирной военной пластики и ювелирной портретной миниатюры. Пожелаем же мастерам, создавшим уникальную ювелирную композицию «Шахматы.1812 год», новых творческих успехов, а самому комплекту – интересную экспозиционную судьбу.

Валентин СКУРЛОВ
Историк ювелирного искусства
Эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций
Консультант-исследователь по Фаберже Русского отдела Аукционного дома КРИСТИ

Подробнее

АННА НОВА

Преемственность традиций. Ювелирно-камнерезная фирма АННА НОВА и Фаберже.

Санкт-Петербург был и остается признанной камнерезной столицей России и мира. Еще в 1725 году Петром I была основана Петергофская гранильная фабрика – старейшая русская казенная фабрика художественной обработки цветного камня. Здесь создавались шедевры камнерезного искусства из яшмы, мрамора, уральского малахита, сибирского нефрита и сегодня восхищающие посетителей Эрмитажа и пригородных императорских дворцов. На фабрике производилась исключительно штучная продукция, не предназначенная на продажу, а главным критерием работы петергофских мастеров являлось высочайшее качество. Во многих музеях мира в качестве особо ценных экспонатов демонстрируются русские «дипломатические подарки», изготовленные из нефрита, орлеца-родонита и уральских яшм. Это – визитная карточка России.

Петербург, будучи столицей одной из крупнейших империй мира, привлекал на берега Невы лучших художников и мастеров. Камнерезному и ювелирному искусству посвящали свое творчество художники и архитекторы, выпускники Академии Художеств, Центрального училища технического рисования барона Штиглица и Рисовальной Школы Общества поощрения художеств, которую закончили главный мастер фирмы Фаберже Франц Бирбаум и художник-камнерез Алексей Денисов-Уральский.

На рубеже XIX-XX вв. во всем мире заговорили о камнерезных вещах великого российского ювелира Карла Фаберже. В начале своей карьеры Фаберже пользовался услугами Карла Верфеля, своего петербургского партнера и владельца камнерезно-бронзовой фабрики, а также германских камнерезов из района Идар-Оберштейна. Иногда партнерами приобретались и каменные изделия екатеринбургских кустарей, отдававшиеся затем для исправления мелких недостатков, улучшения полировки на указанных заводах. Мастера Петергофской гранильной фабрики также доставляли Верфелю и Фаберже изделия, изготовленные ими дома в свободное от службы время. Фирма Верфеля, также как и фирма Фаберже, была основана в 1842 г., а в 1895 г. она стала поставщиком Высочайшего двора. С 1907 г. фирма Верфеля контролировалась Карлом Фаберже, а в 1913 г. перешла в его собственность.

Но к началу XX века Карла Фаберже уже перестал устраивать художественный уровень работ Верфеля и Оберштейна, что побудило фирму открыть собственную мастерскую (1908 г.). Руководить новой мастерской был приглашен художник П.М.Кремлев, выпускник Екатеринбургского художественно-промышленного училища. Под его руководством художественный уровень работ сразу значительно повысился, исчезла ремесленная сухость исполнения, отличавшая работы Верфеля и Оберштайна. Вместе с Кремлевым из Екатеринбурга прибыл его соученик, талантливый резчик Петр Дербышев, которого Франц Бирбаум называл «лучшим и, может быть, единственным художественно-образованным мастером». Эти два художника, а также примкнувший к ним впоследствии выпускник екатеринбургского училища Куликов открыли новую главу в мировом камнерезном искусстве.

Предоставим, однако, слово самому Францу Бирбауму (Мемуары, 1919 г.):

«К категории каменных скульптур нужно отнести многочисленные изображения животных и людей в реалистической, юмористической или стилизованной трактовке. Эти миниатюрные скульптуры имели значительный успех среди клиентов. Успех этот объясняется их забавностью. А также тем, что, не будучи исполненные из драгоценного материала, они прекрасно выполняют роль подарка в тех случаях, когда стоимость подарка не должна быть заметна. Мания коллекционирования также способствовала их распространению. Многие высокопоставленные лица составили себе коллекции этих фигурок и окружающие знали, что новые экземпляры для этих коллекций будут приняты с благосклонностью.

Родоначальником этих скульптур безусловно являются китайские и японские каменнорезные работы. Знакомство в ними дало первый толчок работам в этом роде. Изготовление цветов из камня имеет то же происхождение, хотя еще до знакомства с китайскими цветками фирма исполняла эмалевые цветы с нефритовыми листьями.»

Следует заметить, что в императорском Эрмитаже уже в то время хранились цветы – образцы ювелирного искусства французских и швейцарских мастеров. Фаберже лишь талантливо развил эту тему. И, наконец, вершиной камнерезного творчества Фаберже по праву считаются «человеческие фигурки», как их называл Бирбаум. Он же выделяет наиболее удачные из них: ПОП, МАЛЯР, ТОРГОВЕЦ-ТАТАРИН, МАЛЬЧИК – ТОРГОВЕЦ ЛИМОНАДОМ, ЗАПАСНОЙ СОЛДАТ, ЛЕДОВОЗ. Это направление получило успешное развитие в новой России, особенно – после 2000 года.

Возрождение славных традиций петербургской камнерезной школы началось в последние 15 лет. Казалось, художники и мастера только ждали своего часа. Сразу стало ясно, что центров камнерезного творчества в России сегодня, как и в имперские времена, только два: Санкт-Петербург и Екатеринбург. В художественном отношении безусловным лидером является Петербург, но в разнообразии идей и в умении использовать красоту уральских и сибирских камней уральцы по-прежнему не уступают никому.

Направления камнерезного мастерства остались сегодня практически теми же, что и во времена Фаберже. Это анималистика, цветы, человеческие фигурки и фантазийные предметы-украшения для кабинета и стола. А вот спектр используемых камней даже превосходит ассортимент камней времен Карла Фаберже и его мастеров, ведь сегодняшним камнерезам стали доступны каменные богатства всей планеты.

Наиболее актуальными являются сегодня поддержание высокого уровня мастерства, развитие и продолжение славных традиций. Конечно, не всё получается сразу. Настоящие мастера сегодня, как и во времена Карла Фаберже, в дефиците, и искать их приходится по всей стране. Еще одной проблемой является поиск новых идей, собственной эстетической программы, а ведь как раз постоянный поиск новых направлений отличал творчество Фаберже. «Идущий вторым никогда не будет первым» – утверждал Микеланджело.

Группа таких талантливых мастеров-художников, достойных продолжателей традиций Карла Фаберже, собралась в творческой фирме АННА НОВА. Творчество мастеров этой фирмы уже оценено по достоинству взыскательными клиентами и специалистами.

Санкт-Петербург, 14 января 2006 г.


All right reserved © 2009-1011 Anna Nova
designe by maximov.art.media